Сасанидский Иран: замок Аламут

 Почувствовать себя ассасином не в онлайн игре, проникнуться духом Востока, соприкоснуться с вечностью можно на стыке Талышских гор и центрального Эльбурса, примерно в 100 километрах от Тегерана. Именно там находятся руины замка Аламут или Хассана Саббаха. На высоте 2163 метра горная крепость  была долгое время древним очагом исмаилитов.

 По бесшумным ровным дорогам, сквозь стоящих на страже гор, мы приехали к замку Аламут. Приятный травяной воздух растворялся в теплом аромате поздней весны.

 Не успевая опомниться от красоты здешних мест, мое внимание переключилось на двух туристов, скорей всего европейцы. Они, казалось, светились от переполняющих их эмоций, возвращаясь назад и бурно обсуждая увиденное, делясь при этом друг с другом только что приобретёнными новыми воспоминаниями. А местная детвора оживлённо рассматривала их, следуя за ними по пятам. Возле замка расположена небольшая деревня, где любой иностранный гость может остаться на ночь, а местные жители примут вас со всей присущей им гостеприимностью.

 Иногда история ассасинов даже поинтересней игры. Своей мрачной репутацией хашишины (по распространённой легенде во время проповедей Старца горы его последователи курили гашиш и живо воображали описываемый рай) обязаны главным образом основателю своего государства, шейху Хасану ибн Сабаху. Будучи проповедником воинствующего ответвления шиитского ислама, он ввёл в своем государстве исключительно суровые законы и принудил всех подданных к строгой аскезе (прим. автора - вид духовной практики, преднамеренное самоограничение, самоотвержение, либо исполнение трудных обетов, порой включающий в себя самоистязание). Он же считается одним из первых разработчиков теории индивидуального террора: его последователи, умевшие исключительно искусно скрываться и растворяться в толпе, выслеживали и убивали противников исмаилитов, в том числе весьма высокопоставленных. Поднимаясь вверх по холму к замку, чувствуешь как повсюду будто витают до сих пор его чёрные мысли, и от свиста ветра иногда оборачиваешься назад.

 В фильме "Принц Персии: Пески Времени" (2010)  Аламут является священным городом принцессы Тамины, а не крепостью ассасинов; хотя крепость в фильме присутствует, она существует отдельно от города.

У самого подножья горы нас встретил местный парень и уточнил откуда мы. Он собирает сведения, чтобы потом сделать отчёт для государственных органов о туристах посетивших замок. И вот уже Украина отмечена в его листе.
Напротив меня стоит каменная гора. Внизу вьются лентой ступени, что ведут до самой вершины, где лежат руины крепости Аламут. Сбылась моя мечта, и мы вместе с мужем добрались до места, где все застыло во времени. Стремительно развивающая цивилизация ещё долго будет преодолевать свой путь сюда, чтобы осовременить все вокруг. На протяжении своей сознательной жизни я слышала разные истории о наиболее точных и быстрых наёмниках древнего мира, которые блестяще выполняли свою работу в европейских дворцах. И вот наконец наслаждаюсь потрясающим видом перед собой и размышляю: как Хассан Саббах заставил думать других, что рай там, наверху, а он обеспечит им прямое попадание, когда вокруг неземной красоты горные вершины и сады черешен у подножья. Здесь можно забыть о всех своих печалях и днями любоваться восходами и закатами.

 Сначала мы поднимались только вдвоём, весело кривляясь и фотографируя друг друга. На обратном пути встретили несколько иранцев, мужчин. И, всё-таки, это неприступное сооружение. Подойдя к последнему препятствию - железным лестницам, что ведут к самим руинам замка, мы передумали подниматься. Подул сильный ветер и металлическое сооружение начало странно танцевать в разные стороны. Нельзя было сказать, что оно точно не рухнет.

 Сама крепость построена в далёком 9 веке. И уже в середине 13-го она сдалась монгольскому войску, тогда же её и разрушили. А в 2006 году в том районе произошло землетрясение, которое и завершило, то что делало с руинами время. От былого славного Аламута мало что осталось. Решив, что на самом верху смотреть нечего, начали спускаться вниз. А  давным-давно, здесь по приглашению Саббаха работали учёные, маги и мистики. Они творили и писали книги. И даже когда крепость пала и была сожжена, то предварительно из библиотеки были отобраны интереснейшие тома, которые снискали в будущем мировую славу.

 Ну, что ж, это был ещё один день, проведённый словно по мотивам персидской сказки со своим Принцем. Аламут мистическое место - драгоценный камень иранской истории спрятанный в горах. Больше о ассасинах можно прочесть во многих книгах, я рекомендую "Сто великих замков" Н.А. Ионина, читается на одном дыхании. Внизу интересный эпизод из книги о жизни Хасана )

"Сто великих замков" - НАДЕЖДА АЛЕКСЕЕВНА ИОНИНА. Крепости ассасинов

 "В 1078 году Хасан прибыл в Египет и пробыл там несколько лет, став известным проповедником в кругах исмаилитов. Однако при Фатимидах он не остался, поняв, что этот халифат клонится к закату. Молодой исмаи-лит (ему не было тогда еще и 30 лет) после целого ряда приключений прибыл в иранский город Исфаган — столицу сельджукского султаната. Он замыслил сделать Персию оплотом исмаилизма, откуда его сторонники поведут сражение с мыслящими иначе — суннитами, шиитами и сельджуками. Оставалось только выбрать место, чтобы начать наступление в войне за веру.

 В течение долгих 10 лет Хасан ибн Саббах переезжал из города в город, без устали проповедуя среди исмаилитов — гонимых и преследуемых, и число его сторонников постепенно росло. Проповедовал он главным образом среди крестьян отдаленных провинций, так как именно этот путь был главным в осуществлении его замысла — создать систему форпостов на окраинах империи, в которых можно было укрыться от преследований и готовить силы для дальнейшей борьбы.

 Первым таким форпостом стала крепость Аламут, располагавшаяся на южном побережье Каспийского моря — на горном утесе высотой более 200 метров. Правда, крепость была занята другими людьми, и, чтобы завладеть ею, коменданту предложили 3000 динаров и право свободного выхода из Аламута. Понимая всю сложность своего положения — с горсткой солдат, вдали от других гарнизонов, в долине, где жили сторонники Хасана, — комендант впустил в крепость исмаилитов.

 Известие о падении Аламута и о дальнейших действиях исмаилитов сильно встревожило султана Мелик-шаха. С этого дня Хасан не сделал из крепости ни шагу, но, как пишет иранский летописец, «напряг все силы, чтобы захватить округа, смежные с Аламутом, или места, близкие к нему... Везде, где он находил утес, годный для укрепления, он закладывал фундамент крепости».

Хасан прожил в крепости 34 года — до самой смерти, не покидал даже свой дом Он был женат, обзавелся детьми, но по-прежнему вел жизнь отшельника. Даже злейшие враги Хасана среди арабских биографов, непрестанно черня и пороча его, неизменно отмечали, что он «жил как аскет и строго соблюдал законы», а к нарушавшим их не ведал никакой пощады. Исключений из этого правила Хасан не знал: так, он велел казнить одного из своих сыновей, застав его за распитием вина. Другого сына Хасан приговорил к смерти, заподозрив, что тот был причастен к смерти одного праведника.

 Сторонники Хасана, видя такую неуклонность в его поступках, были преданы ему всем сердцем. Многие мечтали быть при нем агентами или проповедниками, и были эти люди «его глазами и ушами», доносившими обо всем, что творилось за стенами замка. Саббах пугал власти своей непонятностью. Если прежние проповедники обычно шли из города в город и проповедовали тайно, то он сидел в своей неприступной крепости и открыто бросал вызов всем. Кто уходил в Аламут, становился неподвластен земным правителям, а о небесном заботился Хасан."