· 

Глава 12

 

                   

                     

           

 

 

 

 

 

 

Ничто не истинно, все дозволено.


https://www.inpearls.ru/

Хассан ибн Саббах

 


 

В большинстве случаев иранцы меряются между собой мужским достоинством, образно говоря. Это я поняла, когда увидела старую фотографию одного персидского кладбища, усеянного фигурами фаллосов. Все они были разных размеров и высота их зависела от богатства умершего. И тогда мне все стало абсолютно ясно - вот она вершина патриархата!

Наш мир устроен настолько гармонично, что мужчина может только с женщиной передавать эстафету жизни дальше. Все сотворено в балансе. Вместе мы непобедимая сила. Так вот, я все к тому, что когда в воздухе переизбыток тестостерона и собираются больше чем один альфа-самец, погода меняется сильными порывами ветра, которые могут перерасти в ураган и уничтожить все на своем пути.

В Иране существует настоящая мужская дружба и своя философия отношений. "Обидеть друзей — угодить врагам" - гласит персидская пословица. А распространённое выражение "Фадои дори", которое дословно переводится "У тебя есть раб", говорит о верности. Фраза укоренилась в повседневной речи еще со времен древних ассасинов. Вы когда-нибудь слышали о таких? 

 

 

Благодаря компьютерной игре, их слава просочилась сквозь тысячелетия и распространилась в головах тинейджеров. Безупречные наемники, преданные убийцы. Такими мир знает секту персидских исмаилитов, которыми управлял Хассан ибн Саббах. На стыке Талышских гор и центрального Эльбурса, в уединенной долине, которая почти забыта внешним миром, покоятся руины замка Аламут — последние свидетели самого страшного секрета истории. На высоте 2163 метра горная крепость была долгое время древним очагом тайн и интриг одного безумного гения. Веками жители Аламута определяли судьбы империй, а также наводили ужас на сердца правителей.

Название Аламут произошло от древнего персидского царя, который во время охоты следовал за огромным орлом. Птица приземлилась на вершине труднодоступной горы. Король воспринял это как благоприятное предзнаменование и, понимая стратегическую ценность этого места, построил там замок, назвав его Аламут, что означает «Гнездо орла». 

 

 

По бесшумной ровной горной дороге мы подъезжали к замку. Приятный травяной теплый воздух напоминал о поздней весне. Перед нами открывались новые земли. Припарковав автомобиль в ближайшей маленькой деревне, поспешили к руинам крепости. По дороге встретили двух высоких европейцев с рюкзаками. Они оживленно что-то обсуждали, делясь впечатлениями. За ними следом звенела местная детвора, жадно всматриваясь в иностранцев.

У самого подножья горы нас встретил местный парень и уточнил откуда мы. Он собирал сведения, чтобы потом сделать отчёт для государственных органов о туристах посетивших замок. И вот уже Украина отмечена в его листе. Мы вплотную подошли к горному утесу высотой более 200 метров. Перед нами стояла нелегкая задача: по ступеням, вьющимися лентой по горной местности, нужно было подняться на самую вершину. Преодолев пол пути, застыли в небольшом каменном углублении, откуда открывался захватывающий вид. Ветер свистел в ушах и подогревал восторг от увиденного. Согласно одной легенде, во время проповедей старца горы его последователи курили гашиш и живо воображали описываемый рай. Теперь стало ясно, что делать это не так уж и сложно, вдохновляясь местными пейзажами.

 

 

Примерно через два столетия основания замка, молодой Хасан Сабах наткнулся на него. Он был исмаилитским шиитом, эзотерической ветвью ислама, преследовавшейся правящей империей сельджуков. Следующие два года он прятался в долине от сил власти, инструктируя местных жителей искать работу в замке. Как только он проник внутрь крепости, объявил ее своей и взял, не проливая ни капли крови.

Завоевав замок, Хасан восстал против сельджуков. Затем он построил больше защитных сооружений и улучшил орошение, чтобы собирать урожай. Внутри была построена гигантская библиотека и центр изучения математики, философии, астрономии и алхимии. В течение нескольких лет десятки подобных замков были построены в отдаленных районах на севере Ирана, создав независимое государство.

 

 

Хассан ибн Саббах проповедовал в своем государстве исключительно суровые законы и принуждал всех подданных к строгой аскезе, заключающейся в преднамеренном самоограничении, самоотвержении, либо исполнении трудных обетов, порой включающий в себя самоистязание. Он стал одним из первых, кто практиковал теорию индивидуального террора: его последователи, умевшие исключительно искусно скрываться и растворяться в толпе, убивали молниеносно. Он прожил в крепости 34 года до самой смерти. Был женат, имел детей, но по природе своей был отшельником. Арабские биографы утверждали, что он жил строго по законам, а тех, кто их нарушал, казнил и не миловал никого. Так, он велел казнить одного из своих сыновей, застав его за распитием вина. Другого сына приговорил к смерти, заподозрив, что тот был причастен к смерти одного праведника. Его сторонники, видя такую неуклонность в поступках, были преданы всем сердцем и стали его глазами и ушами, доносившими обо всем, что творилось за стенами замка. Он наводил ужас своей непонятностью. Если прежние проповедники обычно шли из города в город и проповедовали тайно, то он сидел в своей неприступной крепости и открыто бросал вызов всем. Кто уходил в Аламут, становился неподвластен земным правителям, а о небесном заботился Хасан. Поднимаясь по горной тропе, в лицо дул холодный ветер, заставляя оглядываться назад. И вот последние препятствие — железная лестница. Она, прижавшись к неприступной вершине, танцевала тверк прямо над обрывом. Посмотрев друг на друга, приняли единогласное решение — не подниматься! Осознав опасность, начали потихоньку спускаться. Главная лаборатория учёных, магов и мистиков так и осталась не исследованной. Место оставило привкус страшной тайны. Это было путешествие в неизведанное прошлое, изменившее будущее.

 

Write a comment

Comments: 0