· 

Глава 18

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Уединение в обществе, странствие на родине, внешне с людьми, внутренне с Богом.

 

Аттар


 

В воздухе пахло весной. Встречаем очередной Новруз в Иране. Куда не зайдёшь, всюду стоят на столе пророщенная зелень, небольшая ваза с плавающей золотой рыбкой и другие атрибуты праздника весеннего равноденствия. По центру зеркало и Коран, или стихи Хафиза. За неделю вся столица пестрила вывешенными коврами на балконах и заборах, а иранские хозяйки усердно вымывали самые дальние углы дома, чтобы с новым распустившимся годом к ним пожаловала лишь чистая энергия солнечного настроения.

 

 

В этом году с погодой, мягко говоря, не повезло - пол Ирана просто тонуло. По новостям передавали о возможности наводнения и в Тегеране - предупреждали, чтобы без пикников вдоль рек.  Было немного не по себе, после того, как в Ширазе огромный поток воды прямо через Ворота Корана пронесся по машинам и людям. А что, если "равнодушная" природа даст волю своим амбициям и в столице? Страх перед землетрясением отошёл на второй план. Новогодние каникулы сбегали каплями по оконным стеклам и не предвещали увлекательных путешествий. Мы оставались дома. По утрам было слышно, как очередные соседи весело выезжают из гаража. Вот еще одна иранская семья забила на безопасность и отправилась отмечать наступивший год по всем канонам. 

 

 

Наконец двухнедельные каникулы подошли к концу. Неожиданно родители мужа собрались посетить Мешхед. И даже уже купили билеты на поезд. Конечно, они пригласили с собой и нас. 

Мешхед считается одним из самых религиозных городов в Иране, духовным центром для мусульман-шиитов, и, по словам многих, там абсолютно нечего смотреть обычному туристу. И вот только по этой причине, мне захотелось убедиться в этом лично. Проверив погоду и безопасность дороги, решили ехать следом за родителями на автомобиле, чтобы больше увидеть в пути.

 

 

И снова за стеклами автомобиля проносились невероятные пейзажи - красивые и пугающие. Марсианские виды с безжизненным дыханием! Мысли все роились в голове. За рулём сидел все тот же человек, с других земель, который с детства учился читать с права налево  и вырос, гуляя среди горных рек. Только с ним, чувствую себя в защите и на своем месте. Всегда на связи. Большая часть нашего совместного пути прошла в молчании, но в полном понимании. И лишь изредка его нарушали внезапные: "Посмотри налево! Невероятно!", "Обернись на право! Какой вид!"

И пустился дождь. Мелкий, незначительный, но подозрительный. Пахло влажным воздухом. Впереди показались древние холодильники, которые персы научились строить еще две тысячи лет тому назад. Мы продолжали движение. 

 

 

Следующая остановка - заброшенный караван-сарай. Возле выпуклого здания с красной глины росли две шелковицы. Только им было известно, как много караванов, груженных пряностями и тканями, прошли сквозь его двери, сколько усталых путешественников нашли тут отдых и смогли подкрепить свои силы. Шелковица считается священным деревом на Востоке и символизирует жизнь. Захотелось немного посидеть под ее тенью. Многие верят, что растение обладает волшебной силой, которая противостоит злой. Даже стадии созревания ягод ассоциируют с периодами человеческой жизни. Белый - невинное дитя, красный - зрелый возраст, чёрный - старость и смерть. По преданиям, Александр Македонский пил водку из шелковицы во время своего победоносного похода в Персию и Индию. 

Прямо у подножья деревьев пробегал небольшой ручей, который и принес им силы для новой жизни в этот Новруз. Горизонт заслоняли горы, припрятанные тяжёлыми вьющимися облаками. Пустыня плавно начинала зеленеть. Впереди предстояли виды, которые сознание воспринимало с трудом. Наблюдался явный разрыв накопленных в памяти шаблонов.

Вдоль скоростного шоссе показалась  яркая фиолетовая полоса, зависшая между землей и воздухом. Когда папа мужа уточнил, видели ли мы шафрановые поля по дороге - только тогда мне все стало ясно. Эту самую дорогую приправу в мире выращивают в провинции Хорасан. В Иране каждая хозяйка любит и умеет использовать на кухне волшебную специю. 

А потом понеслись коричневые холмы, усыпанные желтыми цветами. Увидев табличку "Осторожно, персидские гепарды", почувствовала внутри мощный  взрыв гормонов счастья.

 

 

Эта грациозная дикая кошка сегодня встречается только в Иране. Раньше они жили от Аравии до Индии, включая Афганистан. Последние исследования показали, что азиатских гепардов осталось от 70 до 100. Результат был получен в непрерывных полевых исследованиях и подтвержден более, чем 12 000 фрагментами ночных фотосъемок, в которых задокументирована жизнь обитателей пустыни за последние 10 лет. Азиатские леопарды родственные каспийскому тигру, а этот вид вымер еще в прошлом столетии. 

 

 

Преодолев 670 км, наконец очутились в городе Нишапур. Более всего он известен как родной город Омара Хайяма. И снова невероятные ландшафты, купающиеся в солнечных лучах, на краю пустыни. Здесь добывают лучшую в мире бирюзу. Стать поэтом   среди такой природы нетяжило. Заглянули к философу и суфисту Аттару, возле могилы которого также мирно покоится художник Камал-ад-Дин и поспешили в Мешхед.

Этот город второй по величине в Иране и первый по производству напитка Pepsi. Современный, ухоженный, святой для многих верующих. Его название переводится как «место мученичества». Заточен на туризм. Чувствовала себя гостьей у хорошего хозяина. Но добр он, если действительно ненадолго. Так показалось. Сюда каждый год направляются миллионы паломников, многие из которых преодолевают весь свой путь пешком. Настолько сильна вера, которая как компас, с каждым километров прибавляя сил, ведёт многих людей из разных уголков Земли мусульманского мира. 

 

 

Утро. Любимое время суток, которое практически никогда не пропускаю. И муж тоже. А если мы путешествуем, то обязательно, не успев даже толком проснуться, отправляемся вместе изучать новый, практически пустой город. Так и в мешхедское утро  - сразу пошли искать, где наливают ароматный кофе. Возле наших апартаментов было несколько дорогих гостиниц. Ими практически застроен весь район возле почитаемого шиитами Мавзолея Имама Резы. Но попасть туда, без приглашения не так легко - только узкий круг приезжающих сюда каждый год туристов могли свободно пройти через строгий контроль портье. Нас даже не впустили в лобби. Пришлось немного поискать кафе с завтраками и рассмотреть Мешхед. Как и по всему Ирану, город был украшен огромными портретами героев ирано-иракской войны. Память о ней еще теплеет в сердцах горюющих близких. Как бомбят муж знает не понаслышке. Огромные автобаны, красивые ухоженные клумбы и парки, в которых цветут на полную розовыми цветами деревья. Много молодых людей со слегка раскосыми глазами - ощущалась близость границы с Афганистаном. Скульптуры и фрески на бетонных зданиях, отражающие детство, родство и любовь. Длинные заборы с исламской символикой. И весь этот местный ландшафт вперемешку с колоритом упирался прямо в горы, которые пытались ограничить стремительное разрастание миллионного города. 

 

 

Ближе к обеду приехали в древний город Тус. Здесь находится могила известного персидского поэта Фирдоуси, которая расположена недалеко от Мешхеда. С его книги "Шахнаме" и началось мое персидское путешествие в литературный мир. Эта одна из самых длинных поэм, но ее содержание знает практически каждый иранец. Доблестных героев национального эпоса можно встретить повсюду: в названиях улиц, площадей и парков; на сувенирной продукции; в работах художников и скульпторов. Самый известный среди них Рустам. Его трагический бой со своим сыном Сухрабом описывается во времена царствования Кей-Кавуса, которого в некоторых отношениях напоминает киевский князь Владимир из русских былин.

 

 

И снова в путь, в Тегеран. За плечами чувствовался новый багаж пережитых впечатлений. Мешхед оставил след закрытого города, в который не было особого желания возвращаться. Интересный, энергичный, но абсолютно чужой. Новая дорога через Каспийское море все больше вовлекала вдаль. Еще чуть-чуть и мы будем проезжать через сказочный национальный заповедник Голестан.

 

Write a comment

Comments: 0