· 

Глава 23

 

 

 

 

 

 

 

Тот мир, где мы живём,

Лишь сумрачный кабак.

Но светом знанья в нём

Рассеять можно мрак.

 

Аттар


 

Воздух был чист и прозрачен. В зеленой оливковой роще сидели двое. Возле города Рудбар решили сделать остановку и организовать пикник. Развели костер, развернули клеенчатую скатерть, которая так популярна в Иране, разложили обед и начали наблюдать. Недалеко виднелось кладбище, где возле свежей могилы собрались родственники, одетые с головы до ног в черное. Муж рассказал о страшном землетрясение, которое произошло накануне. Внимание отвлек бегающий рядом спортсмен — он быстро бежал вверх, к вершине холма, а потом снова вниз. Его физические усилия казались героическими. Внутри штормило. Возникали смешанные чувства — набегающая грусть и страх от осознания всей человеческой никчемности перед природными стихиями и переполняющая гордость за бегуна. Неутомимый спортсмен все еще бегал рядом. Кругом вертелись огромные ветряные мельницы, беспокоя рассудок. Вдалеке старая женщина в хиджабе, опираясь на палку и преодолевая камни, гнала овец на пастбище. Тревогу успокаивал тихий шум оливковой рощи и любимый.

Мы ещё немного понаблюдали за бегуном, накормили остатками обеда бродячую собаку и отправились дальше — в деревню Масуле, которой больше двух тысяч лет. Находится село в провинции Гилян, в самом сердце природы северного Ирана. Манит туда путешественников со всего мира этническая культура талышей и их дома, которые построены в виде ярусов на склоне горы — крыши нижних домов служат улицами для верхних.

 

Глава 24

 

Переехав небольшую реку с водопадом, оказались в Масуле. Созвонившись с местным арендодателем, остановились и стали ждать. Рядом виднелись тысячелетние дома. Над ними сияли тяжёлые звезды. Включив дальний свет, спугнули лисицу, которая, скорей всего, уже давно за нами наблюдала.

 

 

Когда-то через деревню проходил Великий шелковый путь, так что здесь всегда было многолюдно и кипела торговля. Со временем село стало приходить в упадок и люди постепенно начали выезжать из-за безработицы. Сейчас практически 80% местных жителей занимаются туризмом. Среди них оказался и наш знакомый, который любезно разместил нас на первом этаже своего старого дома. Получив наследство, мужчина решил забросить городскую жизнь в Тегеране и вернуться в Масуле вместе со своей семьей, чтобы заниматься прибыльным туристическим бизнесом.

 


 

Заходя в дом, пришлось немного пригнуться — такой маленькой оказалась входная дверь. Сама комната была просторной, с двумя миниатюрными окнами, через которые было удобно любоваться космическими видами. Впервые в жизни мне понравилась идея спать на полу. Здесь совсем не было мебели, только один диван и шкаф, где лежали спальные матрасы. Маленькая кухня с холодильником, деревянный потолок и пол покрытый мягкими коврами. В углу на стене виднелась записка: «Шашлык на плите не жарить, в тапочках из туалета в комнату не идти, молиться в сторону шкафа».

 

 

Еще утром мы сидели в оливковой рощи, а вечером уже стояли на чей-то крыше дома и рассматривали огромную луну, которая освещала в форме лестницы необычную деревню Масуле. В тот момент было только несколько желаний: пить, есть, обнимать любимого и вдыхать жадными глотками свежий воздух.

 

Write a comment

Comments: 0