#myNotesFromIran #2

 

 

 

 

 

 

 

В одно окно смотрели двое.

Один увидел дождь и грязь.

Другой - листвы зеленой вязь,

весну и небо голубое. 

В одно окно смотрели двое.

 

Омар Хайям


 

Распахнув шторы, впускаю вместе с утренними лучами новый день, и на носочках, мимо комнаты свекрови, бегу на кухню выпить кофе. Завтракать решили на улице.

Город почти пустой, а небо абсолютно ясное. Не превышая скорости, двигаемся в сторону гор, где на самой высокой вершине расположился горнолыжный курорт Точаль. Сегодня древний иранский праздник огня - Чахаршанбе-Сури. Его отмечают в канун Ноуруза - персидского нового года.

 

Зимой, когда почти весь мир 31 декабря в полночь празднует и весело запивает жженную бумагу шампанским - в Иране все ложатся спать, игнорируя торжество. Здесь новый год встречают согласно астрологическому солнечному календарю. Весеннее равноденствие в конце марта и пробуждение природы являются поводом для двухнедельных каникул, любованию природой и массовых семейных путешествий.

Проезжая бесконечные жилые здания на фоне заснеженных гор, в голове всплывают воспоминания. Зимний Киев, бегу на очередные курсы и думаю - почему некоторые знакомые осуждают мои отношения с иранцем? Передо мной будто стал выбор: продолжать поддерживать репутацию в глазах других и поставить точку в отношениях, или наплевать на чужое мнение и начать жить счастливо. Мой выбор вам очевиден.

Возле подъемника очередь. Молодые ребята, опираясь на лыжи и сноуборд, утомительно ждут посадки в кабину, которая увезет их в мир экстрима и развлечений. Перед билетной кассой людей еще больше. Заметив растерянность, к нам подошел подозрительный мужчина. Перекинувшись с мужем двумя словами, раскрыл пиджак и достал оттуда билеты. Время бессмысленного простоя сэкономлено! Оказывается, перекупщики есть везде. 

 

Тегеран, улица Лалезар 1955. Автор неизвестен
Тегеран, улица Лалезар 1955. Автор неизвестен

 

Мы на вершине. Ясный день без ветра. Нос начинает пощипывать. Делаю два притопа и три прихлопа, чтобы вернуть чувствительность онемевшим конечностям и сделать пару фотографий. Поскольку моя осенняя куртка не прошла испытание морозом, спускаемся обратно вниз.

 

Обхватив пальцами стакан горячего капучино, греюсь на лавочке возле парковки и внимательно наблюдаю за двумя стариками напротив. Они играют в нарды, а рядом дымит черный чай. Их возраст заметен только благодаря глубоким морщинам на лице, худощавые жилистые фигуры говорят совершенно о другом. Жить в стране, где за алкоголь могут забрать в полицию и судить - не так и плохо. Вот, что значит видеть бодрых, наслаждающихся жизнью, пожилых людей для человека, выросшего на советском и постсоветском пространстве.

 


 

Вечер, едем на закрытую вечеринку. Друзья пригласили за город отмечать праздник Чахаршанбе-Сури. Устраивать пати с танцами здесь строго запрещено. Проезжая ярко горящие красные неоновые вывески на улицах, уточнила не бордель ли там? Все в машине посмеялись и объяснили, что после революции в 1979 году город живет без ночных клубов, казино, а тем более без таких сомнительных заведений. Позже буду не раз встречать снимающихся проституток на обочине - в платке, но слегка обтянутом плаще. Специально для тех, кто очень религиозен, в Иране существуют быстрые браки. В ближайшей мечете свои отношения можно узаконить лишь на время. Снять номер в отели с незнакомой женщиной так просто не получится, только с официальной женой. Однажды, пересматривая фильм "Десять" знаменитого режиссера Абасса Киаростами, услышу фразу - те женщины, которые продают себя за деньги, иногда намного честнее с мужчинами, чем жены со своими мужьями.   

 

Фото Кавех Голестан (1950-2003)
Фото Кавех Голестан (1950-2003)

 

Высокий забор, голубой бассейн и небольшой сад. Прибыли на хоум-пати. В холле стоят диджейские вертушки, играет музыка, а хозяева дома улыбчиво встречают на входе. Девушкам сразу показывают спальню, где можно снять верхнюю одежду и переодеться. Там и происходят настоящие метаморфозы. Как бабочки из кокона, так из комнаты выпархивают восточные красавицы в откровенных нарядах. Многие знакомясь, сразу спрашивают сколько мне лет. Практически все пьют алкоголь. Достать запрещенный товар не так уж и трудно, есть свои дилеры. Самый популярный напиток - самогон из изюма. В ушах разносится громкий трек Мадонны, улыбаюсь в ответ голубоглазой брюнетке, а в голове начинает играть вино. Весь дом переполнен веселящимися людьми.

 

1970-е годы
1970-е годы

 

Глубокой ночью, гости выкатились на улицу и начали запускать фейерверки. По традиции, праздник Чахаршанбе-Сури отмечают от заката до рассвета, весело прыгая через огонь, тем самым очищаясь от всего плохого старого. Яркий костер и громкие взрывы петард, загнали меня обратно внутрь. Эти развлечения показались слегка дикими.

 

Продолжаю пить вино и уточняю у брюнетки настоящий ли у нее цвет глаз. Оказались линзы. Вдруг музыка утихла, а взрывы вперемешку с криками прекратились. Не понимая, что происходит, ищу глазами мужа. Сквозь легкую занавесь сигаретного дыма, за дверью доносились чьи-то голоса. Спустя минут десять, муж вернулся и рассказал, что приходила полиция. Вечеринка продолжилась, но музыка уже играла тихо, без салютов.

 

На следующий день голубоглазая брюнетка добавила меня в друзья в фейсбуке. Спустя время, она поменяет свой аватар, а вмести с ним цвет волос и глаз. Кто-то обмолвится, что у нее неразделенная любовь и уже много лет она встречается с женатым мужчиной. Ее маниакальное отношение к своей внешности теперь станет для меня понятным.