· 

Глава 8

 

 

 

 

 

 

 

Любовь — как море. Ширь ее не знает берегов. Всю кровь и душу ей отдай: здесь меры нет иной.

 

Хафиз Ширази

 


 

Каждое новое путешествие по Ирану меняло меня. Поначалу я была абсолютно уверенна в том, что приехала жить в старую страну, пестрящую черными хиджабами, где все только молятся по пять раз в день и ничего кроме торговых центров и мечетей не видят. Но вскоре, оказалось, что европейские студенты из университета Дехода приезжали сюда не по злому року судьбы, а вполне запланировано и осознанно. Они учили язык, а вместе с ним культуру и обычаи, стараясь максимально путешествовать по самой древней части Земли. Не упускать возможность открывать новые города и интересные места старалась и я. Следующим приютом наших воспоминаний стал Шираз. О нем писал Есенин в своих "Персидских мотивах", его воспевал Хафиз.  

 


 

Прислушиваюсь, что говорит сотрудник аэропорта мужу. Оказалось, билетов на ближайший рейс до Шираза не было. Прикрутив свои ожидания от предстоящего путешествия, присела на серые железные кресла и начала думать о свободных местах, усердно посылая просьбу в космос. Вокруг ходили большие иранские семьи с огромными багажными сумками. Их, скорей всего, с особой заботой собрали жены дома, положив все самое необходимое и немного лишнего. Снова получила замечание от строгой женщины в черном за короткие штаны. Муж объяснил ей, что я иностранка и пообещал немного оттянуть штанины вниз. Наконец нашлись билеты, правда лететь пришлось через остров Киш.

 

 

Киш оказался очень жарким островом, но красивым. В Иране он считается лучшим местом для шоппинга. Закрытые пляжи и заполненные дешевым хламом торговые центры не побуждали вернуться сюда снова. Но позже, еще вернусь. И это будет также не запланировано, как и в первый раз. Прокатались на скутерах вдоль Персидского залива и снова в самалет. Сидим  пристегнутые в кабине железной птицы и обсуждаем будущее, а точнее полеты на Марс. 

 

Old Shiraz
Old Shiraz

 

Наступил тот момент, ради которого стоило преодолеть несколько лишних километров. Мы поднимались по Лестнице всех Наций в Персеполе. Перед нами лежали руины древнего города, который основал персидский царь Дарий  в VI—V веках до н. э. Каменные колоны с головами быков молча кричали о бывалой славе. Главной религией был зороастризм. Согласно обычаям, при рождение всех младенцев омывали коровьей мочой и заворачивали в овечью шкуру. Мочой? Наверное удивитесь, но о том, что это лучшее антибактериальное средство знали еще до нашей эры! Существовала здесь и армия бессмертных. Маленьких мальчиков готовили с раннего детства к военной службе. В случаи потери, полк сразу же пополнялся новыми. Таким образом количество солдат всегда было одно и тоже. Этот город строился специально для прибывавших гостей, которые несли царю подарки со всех уголков могучей Персидской империи. Его давным-давно, со всем своим юношеским максимализмом, уничтожил Александр Македонский, успев вывести сокровища и богатства. Для этого ему понадобилось 10000 мулов и 5000 верблюдов. Драгоценный экземпляр Авесты, священную книгу зороастризма, также испепелили. Греки считали персов варварами, хотя их армии никто не сопротивлялся в мирном Персеполе. Рядом снуют иностранные туристы с горящими глазами - в основном это европейцы, которых строгий дресс-код не так парил, как история древних персов. Иранцы очень гордятся своим прошлым. В наше время символ зороастрийского окрыленного верховного бога изображен на ювелирных украшениях, посуде, футболках и даже на задних стеклах машин.   

 

 

Древний персидский город Персеполь
Древний персидский город Персеполь
Shiraz School, "Shahnamah", Ferdowsi Александр Македонский с гетерами в захваченном Персеполе. Рисунок Г. Симони
Александр Македонский с гетерами в захваченном Персеполе. Рисунок Г. Симони
Shiraz School, "Shahnamah", Ferdowsi
Shiraz School, "Shahnamah", Ferdowsi

Shiraz-1970s Art Festival
Shiraz-1970s Art Festival

 

Осматриваюсь по сторонам, пытаюсь представить город наполненный жизнью. В голове уже доносится щебет незнакомых редких птиц, среди безмолвного воздуха шумят звонкие ручьи кристальной воды, которую жадно впитывают фруктовые деревья райского сада. Кругом торжествовало единство духа, так сильно почитаемое среди зороастрийцев - добрые мысли, слова и дела. Напрочь отсутствовало понятие рабство. Мудрый царь, попивая божественный опьяняющий напиток, посвященный Ахуре Мазде, поглаживает свою черную бороду, завитой правильными мелкими рядами, среди благоухающих жен. За каменной стеной его покой охраняют бессмертные солдаты. Увидев нацарапанную надпись на украинском языке, вернулась в наше время. Хмельницкий Семен в 1925 году совершил акт вандализма прямо на Вратах всех Народов. Хорошо ли именно так войти в мировую историю? Знал ли, что за его автографом будет присматривать само ЮНЕСКО? 

 

 

 

На деревянном топчане дымел черный чай. Молча рассматриваю интерьер ресторана. Напротив в огромной печки из белой глины горел огонь. Возле, одетый в светлую одежду, работал седой пекарь. Он раскатывал куски теста в лепешки и забрасывал их прямо в печь. Его работа была идеально отточена годами. Через пару минут запах ароматного хлеба разносился по всему залу, дразня голодных посетителей. Нелегкий труд старика завораживал. Преданность верному делу вдохновляла. Скорей всего, этому его научил отец, а отца дед. И так несколько поколений. Семейное ремесло занимает первое почетное место среди иранских устоев и традиций. 

К одной из самых древних профессий относится также садовник. Сам Великий царь Кир не садился обедать, не поработав как следует перед этим в своем саду, где росли цветы и фруктовые деревья со всего мира.  Черная шелковица в Европу попала из Персии. Здесь она растет в каждом дворе и считается "семейным" деревом.

https://www.inpearls.ru/

Nasir al-Mulk Mosque Shiraz, Iran
Nasir al-Mulk Mosque Shiraz, Iran

 

Над городом великих поэтом снова взошло солнце и поднялось высоко над Вратами Корана. Утренний ветер дул с востока и разносил аромат цветущих роз. В Ширазе их больше 300 видов. Припекало. Старая шелковица измазала ягодами дорогу в парке, по которой мы устало шли. Уже успели заглянуть к Хафизу и прогуляться по красивому саду Эрам. Вдали виднелся голубой бассейн. Больше всего на свете хотелось опустить горячие пятки в холодную воду. Рядом две женщины с маленькой девочкой весело обрывали шелковицу. Они болтали между собой абсолютно не обращая на нас внимания. Вдруг одна набрала целые ладони ягод и, улыбаясь, протянула нам. 

- Угощайтесь!

Мы искренне поблагодарили и собирались уходить.  

- Молодость проходит быстро, берегите свою любовь, - пожелала она под конец.

Ее слова еще долго звенели в ушах до самого отеля. Неужели любовь тоже стареет? В это было сложно поверить и кто-то внутри поддакивал на мое утверждение, что она у нас так и останется вечно молодой.  

 

Отель Шираз
Отель Шираз

Уходящий день дохнул прохладою через открытое окно прямо на кухню. Здесь царила уютная дружеская атмосфера. Меня окружило несколько красивых местных девушек. Им было интересно знать обо мне все, но больше всего - почему украинки так популярны среди иранцев? На этот вопрос не было четкого ответа. Может из-за санкций или по року судьбы, но жениться на иностранке в Иране модно. Таких жен негласно называют фирменными.

Новые подруги  были немного похожи между собой - пухлые губы, ярко накрашенные глаза и идеально припудренные скулы. Сделать нос или нарастить ягодицы -  обычное дело для многих. Выйти удачно замуж - главный залог успеха в жизни девушек.     

 

До исламской революции Шираз был известен миру, как крупнейший центр виноделия. Благодаря солнечной погоде и тёплому климату, здесь выращивают лучшие сорта винограда. Сейчас из него делают только сок. Но местные все равно стараются поддерживать статус города веселья. 

 

Мечеть Насир аль-Мульк
Мечеть Насир аль-Мульк

 

Еще один день в окрестностях провинции Фарс. Вдоль голых вершин горного хребта Загрос виднелись натянутые черные тенты. Подъезжая ближе к одному из них, увидела женщину в небесном платье и черном платке. Она держала в руках длинную деревянную ложку и звала детей к обеду. Вдалеке спускался по горной местности усатый мужчина в широких шароварах на ослике.

- Это кашкайцы, - объяснили мне в машине, - они до сих пор ведут кочующий образ жизни. 

 Как же удивительно! Они предпочитают жить среди гор и степей и не спешить в ногу со стремительно развивающимся миром. Племена Кашкаи со всеми своими верблюдами, козами, овцами, лошадьми и осликами ближе к зиме переезжают на другие пастбища, более южнее, ближе к Персидскому заливу. А к лету снова возвращаются на старую стоянку. Ведь согласитесь, у многих из нас бывали моменты в жизни, когда хотелось жить в горах, отказавшись от всех благ цивилизации, не видеть никого и оставаться в гармонии с природой. Но мы уже не можем. Без канализации и электричества наша жизнь может превратиться в мучение.

История невероятной старой Персии отпечаталась дружескими теплыми встречами среди удивительных красот провинции Фарс. 

Write a comment

Comments: 0