· 

Глава 19

 

 

 

 

 

 

 

  Завистника встретишь - пройди стороной,

У зависти жало отравой полно.
Источник: http://www.aphorisme.ru/by-authors/mahtumkuli/?q=11399

 

Махтумкули


 

Когда понимаю, что определённо люблю увиденный и прочувствованный мной Иран, не тот, о котором пишут в газетах или говорят в новостях — другой, приветливый и теплый, со своими невероятными восходами и закатами — сразу испытываю невидимую связь между всеми теми посвященными. Теми, кто несмотря на все пройденные испытания и уроки в этой стране, со всеми ее противоречиями и ненормальностями, продолжают тихо, в своем внутреннем уединенном мире, греться солнечными воспоминаниями, скучать по ароматным сладостям или за разрывающими сознание пейзажами удивительной природы. В этой части мира накопилось столько бурлящих противоречий, которые заставляют смотреть назад глазами предками, что часто хочется оттуда просто бежать и вести себя, как самый непослушный ребёнок. Это тихая, не кричащая, любовь, понятна лишь тронутым, тем, кто однажды увидел красоту этой части Земли и окунулся с головой в ее стремительную реку жизни.

 

 

В очередной тегеранский четверг, который считается одним из самых шумных среди остальных дней недели в Иране, нас пригласили в гости. Войдя в дверь прихожей, сразу озарила улыбка красивой девушки. Вечер прошёл в компании молодой туркменской пары. Ребята весело рассказывали как они по всем местным обычаям отгуляли на протяжении целой недели свадьбу. Эта нетипичная молодая пара влюбленных сразу расположила к себе. Они настаивали приехать к ним в гости и увидеть сказочный парк Голестан, а также посетить город Гонбад-э-Габус.

 

 

И вот, спустя год или два, мы наконец заезжаем на территорию старого национального заповедника Голестан. Эмоции зашкаливают, казалось этот момент не наступит никогда. Большая часть парка находится в одноименной провинции, около 34% - в провинции Северный Хорасан, и небольшая часть - в Семнан.

Сухая песчаная земля с каждым преодоленным километром по автомагистрали Тегеран-Мешхед одевалась в зелёные леса, все гуще заселяя горы. Около 900 квадратных километров является уникальным убежищем для дикой природы, в котором насчитывается 1350 растений и 302 вида животных, включая половину видов млекопитающих в Иране. Это одно из лучших мест обитания для леопардов, бурых медведей, волков, оленей, диких овц и коз.

В 1975 году Голестан стал первым национальным парком в Иране, который был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО как один из 50 природных заповедников на Земле.

Вдруг заметили с мужем, как, просто на обочине дороги, гуляла семья кабанов. Они даже не обратили внимания на проезжающий мимо автомобиль. Многие туристы их кормят просто с рук. После того, когда здесь застрелили последнего выжившего прикаспийского тигра в 1953 году, браконьерство строго контролируется. Теперь изображения уже несуществующей дикой кошки можно увидеть лишь на мозаиках, украшающих старые сакральные здания самого опасного зверя в мире — человека. Наша следующая остановка город Гонбад-э-Габус.

 

Туранский тигр, убитый в Иране
Туранский тигр, убитый в Иране

 

Этот город дом для крупнейшей общины туркменского этноса за пределами Туркменистана. Туркмены оказались одним из разделённых народов после 1885 года, в результате британского, иранского и пуштунского противодействия. Многие мусульмане-сунниты. Их, конечно, стараются ассимилировать с иранцами, прививая персидский и шиизм еще в школе. Но разбить сплочённость духа, которую так бережно оберегают местные среди своих, получается с трудом. Этим и объясняется их более закрытый образ жизни. Туркменки выходят замуж только за туркменов. Традиции и обычаи передаются и прививаются в кругу семьи на туркменском языке из одного поколения в другое. Одеваться, как мама, бабушка и прабабушка — признак хорошего тона и вкуса у молодой девушки. Длинный платок и яркое платье не просто национальный образ, а ключ к сердцу туркменского мужчины. Самые известные в Иране конные соревнования проходят в Гонбад-э Габус. Ведь у этого народа, который кочевал и воевал из незапамятных времен, особая связь с этим животным. 

 

 

На город высокомерно кидала свою тень 55 метровая кирпичная башня времён Зияридов, которая была возведена около 1006 года как гробница. В 3 км от нее покоились остатки древнего города Джорджан — резиденции правительства Зияридов. Немного ближе, у самого подножья, кипела современная жизнь в городском парке — пестрила семейными пикниками на лужайках, кричала громкими детскими голосами, проскальзывала между смущенными улыбками девушек и опускалась мягкими солнечными лучами на глубокие морщины седых стариков. Половина людей спешили по своим неотложным делам, другая — весело отшучивалась и лениво потягивалась на солнце, суетясь лишь по мелочам. Чувствовалось, как в общем невидимом потоке текла бурной рекой самобытная культура — восточная, добродушная и вольная, любящая просторы. Их земли были разукрашены салатовыми лугами и желтыми полями на фоне сочного синего неба, опоясанного по краям горизонта легкой дымкой горных вершин.

Туркмены долгие годы занимались скотоводством на этих землях. По завершении Второй Мировой войны окончательно перешли к оседлому образу жизни.

Мы остановились у наших друзей - у той самой симпатичной пары. Первое, что бросилось в глаза в доме — ковры, сотканные в своеобразном стиле местными мастерами. И в этом ремесле здесь знают толк. 

 

 

На следующее утро друг повёз на свою ферму, которую получил в наследство еще от дедушки. Просторные поля с озерами, где жили черепахи, находились недалеко от Гонбад-э-Габус. Он был озабочен огромными потерями, которые ему нанесло недавнее наводнение. В воздухе чувствовалась атмосфера свободы. Казалось бы, что еще нужно для счастья? Но, как и все иранцы, он хотел жить за границей — его вторым местом силы оказался Киев. Здесь не хватало хороших ресторанов, дискотек и всех тех атрибутов городской комфортной жизни. Всю дорогу подбадривала его, что все получиться с визой и мы скоро все вместе погуляем по Андреевскому спуску, стоит лишь запастись терпением и подождать.

 

 

Вдоль дороги паслись верблюды и лошади. Их здесь устраивало все. Вдалеке были видны поселения переселенцев с юга. Их дома очень пострадали от военного конфликта между Ираном и Ираком, поэтому им предоставили жилье на этой территории.

- Они нас ненавидят, - объяснил друг, - государство специально забрало наши земли, чтобы переселить их сюда.

Молодой смуглый парень, стоявший недалеко, провожал взглядом машину.

 

 

Мы еще посидели вместе на пикнике вдоль реки и снова в путь. С ребятами, спустя время, все-таки встретились в Киеве. Это был канун нового 2020 года. Помню снова красивую улыбку молодой турчанки, она собиралась улетать домой в Иран одна, чтобы продлить визу.

- Я очень не хочу, но придётся, - грустно ответила девушка, - надеюсь все будет хорошо и мне не придётся долго дышать грязным воздухом в Тегеране.

Внутри меня что-то ойкнуло. Через неделю иранские военные выпустили ракету в украинский самолёт. Друг, потомившись без любимой, вернулся снова в Иран. Еще спустя некоторое время мир охватила эпидемия коронавируса. 

 

Write a comment

Comments: 1
  • #1

    Sasha T (Wednesday, 22 April 2020 21:13)

    ���