#myNotesFromIran #3

 

 

 

 

 

 

 

 К словам разумных ты ищи пути, 

Весь мир пройди, чтоб знания обрести.

 

Фирдоуси "Шах-намэ"


 

Снимаю тяжелый мотошлем и кладу на свою железную конкурентку. Мы где-то в окрестностях Тегерана, вокруг одни желто-бордовые холмы. Байк сломался прямо на вершине. Рядом шумят спортивные мотокроссы - выскакивают вверх и снова ныряют вниз, прячась у подножья. Отхожу в сторону и спокойно жду, пока муж отремонтирует сломанный мотоцикл. Вдохновившись книгой Курбана Саида "Али и Нино", представляю себя на месте Нино. Как и она, готова принести в жертву свою свободу и право одеваться как нравится.  Лишь бы не в разлуке с ним.

 

Жить в стране без Vouge оказалось не так и легко. Моя первая встреча с полицией нравов произошла совсем неожиданно. Захотев посетить ежегодную государственную книжную ярмарку, совсем не подумала о длине штанов. Они были слегка коротковаты и мои щиколотки сразу бросились в глаза одной женщине в черном. Запретив вход на мероприятие, она долго пыталась объяснить, что в таком виде лучше сидеть дома. После знакомства с ней в голове кто-то один постоянно бунтовал, а другой успокаивал и повторял, что это все временно.

 

Вдохнув свежий горный воздух, сажусь снова на байк и обнимаю руками любимую спину. Готова  к дальнейшим приключениям и верю в то, что больше мотоцикл не сломается. 

 

 

Мои тегеранские дни понеслись на максимальной скорости. В городе, который казался застыл во времени, появились любимые уютные места. Воздушные пирожные, сладкая хурма, экзотический манго вернули  чувство уюта и комфорта. Научилась самостоятельно передвигаться по городу. Впервые, переходя перекресток на зеленый свет, осознала почему здесь так много верующих - только с божией помощью можно остаться целым в этом безумном муравейнике хаосного движения. С понедельника по пятницу училась в институте персидского языка Дехода. По выходным гуляла в парках и музеях. Дома, в перерывах между чтением Фирдоуси и Руми, свекровь баловала фруктами с чаем и поддерживала мой дух и вес как могла. Каждый раз при знакомстве с новыми членами семьи получала подарки. Я была иностранкой в этой стране, а значит почитаемым гостем.

 


 

Запивая удивление апельсиновым соком, уточнила у мужа, почему продавец отказывается брать деньги за фреш. Он улыбнулся и объяснил, что у них так принято - нужно сначала отказаться, а когда во второй раз будут предлагать, согласится и взять оплату. Значит, снова "тароф". В моей стране так точно не сработало бы. Как бы не нравилась чрезмерная вежливость многим иранцам, она текла у них уже в крови. Как семейные ценности, запах риса и привкус черного чая стали частью иранской культуры, так и тароф навсегда укоренился в персидском языке. 

 

 

Мы начали путешествовать по Ирану, и именно здесь захотелось писать. В первую очередь для тех подруг, которые предсказывали ужасную жизнь под раскаленным солнцем в чадре где-то в гареме. Ведь они даже не представляли, сколько всего удивительного в этой стране. Очень захотелось, чтобы они узнали. 

               

За стеклом автомобиля проносились каменные дюны, а за ними пустыня - огромный бесплодный кусок Земли, являющейся домом для скорпионов, змей и мелких грызунов. На обочине вдоль шоссе периодически встречались старые, большинство в руинах, стоянки для караванов. Узнаю, что почту первыми придумали персы. Сегодняшний вечер мы проведем в лодке на одном из озер подземной пещеры Али-садр. С нами, правда, будут еще пару десятков туристов, но сейчас они казались не столь важными.

 

 

Идея со спасательным жилетом не понравилась сразу - он казался дико неудобным, но надеть его должны все из нашей группы. С нами спустились вниз, в пещеру, несколько иранских семей. Словив на себе взгляды всех участников экспедиции, застегнула последнюю застежку оранжевого жилета и постаралась не обращать внимание на свою непонятную популярность. Один десятилетний мальчик следил за мной до самого конца экскурсии. Его огромные черные глаза были похожи  на маленькие блюдца, которые постоянно были где-то рядом и при малейшей возможности упирались в меня. Казалось, что он впервые в своей жизни увидел блондинку.

 

Ожидая мужа на улице, рассматриваю людей вокруг. Рядом звенят и бегают дети, много женщин в черном - больше чем, в Тегеране. В ближайших отелях все номера оказались занятыми. На улице становилось прохладно, а вариантов, где переночевать, практически не осталось. Наконец удалось снять небольшой вагончик. На полу большой матрас, в углу газовая печка, миниатюрная ванная комната.

 

Засыпаю счастливая, уставшая и умиротворенная. Вспоминаю два больших блюдца и понимаю, что среди тысячи приехавших сюда людей, я была единственной иностранкой. Даже не туристка, просто одна из тех фирменных жен, которых иранцы привозят к себе в страну из-за границы. Возникало чувство, что все так и должно было произойти.

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0